00:06 

[fic] Feel Like Love (And It Feels Alright)

TheKaiSoo
Название: Feel Like Love (And It Feels Alright)
Пейринг: Чонин/Кёнсу
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, au
Примечание автора: написано на KaiSoo Birthday Fest
Описание: каждый месяц привносит в жизнь Кёнсу что-то новое

Кёнсу знакомится с Чонином в последних числах августа. Незнакомый парень появляется на его пороге с вопросом, не ищет ли Кёнсу соседа. Тот не припоминает, что давал где-либо объявления, но ответ находит себя сам, когда парень добавляет, что он от Лу Ханя.
Лу Ханя, ученика по обмену из Китая, работающего в кофейне около университета, знают все, а тот в свою очередь знает все и про всех. Кёнсу не может назвать его другом (он не может назвать другом никого, кроме Бэкхёна), но хорошим знакомым вполне, поэтому открывает входную дверь шире и впускает высокого темноволосого парня в белых майке и шортах на свой порог.
– У меня одна комната, – сразу уточняет он. – Но больше, чем в общежитии.
– Меня все устраивает, – Чонин кидает сумку на пол и протягивает руку. – Меня зовут Чонин. Или Кай.
Кёнсу ловит его темный взгляд, замечает испарину на лбу и плавится от духоты в комнате.

Через неделю после начала учебы у Кёнсу входит в привычку будить Чонина по утрам, готовить на двоих завтрак и за двоих убираться. Он узнает, что у Кая врожденный дар танцевать и садиться другим на шею, а прийти в тот день к Кёнсу было его последним шансом не остаться ночевать на улице или у лучшего друга Сехуна.
Еще через неделю Кёнсу удостоверяется, что Чонин долбоеб, и знакомится с тем самым Сехуном, о котором Кай говорит чаще, чем обо всем остальном, вместе взятом. Когда они вдвоем появляются на пороге, Кай спрашивает, не будет ли Кёнсу против их тихой компании. Кёнсу смотрит на стоящего рядом парня снизу вверх, и его губы сами собой вытягивают в букву "о".
– О Сехун. Позаботьтесь, пожалуйста, о Чонине, – он чуть кланяется, а позади Кай складывается пополам в истерике и трет покрасневшие глаза.
– Что-то в глаз попало, – бурчит он.
Кёнсу решает проигнорировать странную реакцию и уходит на кухню заваривать рамен. Кай всегда приходит голодный.
Он оставляет им комнату в распоряжение, а сам перемещается с планшетом на кухню и одевает наушники: Сехун слишком фривольно выражается и пошло шутит, Кай громко смеется и не отстает.
Это раздражает Кёнсу, и он жалеет, что пустил его в тот день на порог.
Позднее, когда Сехун уходит, Чонин извиняется, строя щенячьи глазки и впервые помогая привести порядок в комнате. Кёнсу не может на него злиться, но на пульт от кондиционера может: в комнате слишком жарко, а Чонин опять в одной майке с оголенными плечами и влажной шеей.
Он отворачивается. Этот сентябрь удушающе жаркий, а счет за электричество, скорее всего, окажется неоправданно большим. Но выгнать Кая – это как выкинуть щенка на улицу, а Кёнсу любит животных.

В октябре Чонин открывает для себя ночные клубы. Кёнсу на сто процентов уверен, что инициатором выступает Сехун. Кай впервые не возвращается домой, и Кёнсу из-за волнения не может сомкнуть глаз всю ночь. Он вполне дает себе отчет в этом чувстве: мало ли что может случиться с этим несамостоятельным ребенком. Кай не отвечает на сообщения, а выстраданная попытка позвонить заканчивает тем, что Кёнсу слушает механический женский голос. Он злится на себя, на Чонина, а сон не приходит до самого утра.
Они встречаются в университете на следующий день. Кёнсу сидит, уткнувшись в поднос с обедом, напротив Бэкхёна, который залипает в свой новенький третий самсунг ноут и не обращает на угрюмое настроение друга никакого внимания. Кёнсу не обижается – он не уверен, хочет ли обсуждать данную ситуацию с Бэкхёном, который в любой ситуации приходит к одному выводу – "ты на него запал".
Чонин появляется внезапно – Кёнсу в это время сует в рот очень большую ложку риса – и, не вписавшись, наваливается сверху. Кёнсу замечает растрепанные после сна волосы и темные круги под глазами и, конечно, чуть не давится.
– Хён! Ты звонил, да? Прости, у меня был разряжен телефон, но теперь я его зарядил, – он машет своим смартфоном перед его носом и говорит еще что-то, а Кёнсу все это время меланхолично пережевывает рис и молчит. Говорить с набитым ртом неприлично, да и отвечать, что просто волновался, как-то стремно.
Ситуацию спасает Бэкхён. Он вдруг отлипает от новенького, без единой царапины экрана и залипает на Чонине, сильно того смущая. Кёнсу очень неловко за все происходящее.
В итоге, Бэкхён произносит "вау, я б дал" и "чувак, как ты еще не запал", когда Кай отказывается от предложения к ним присоединиться и ретируется по направлению к друзьям.

Когда Кай уходит в загул во второй раз и не возвращается до следующего вечера, Кёнсу не сдерживается и просит предупреждать. Чонин кивает как нашкодивший ребенок и спрашивает, не нужно ли им в магазин за продуктами. Он всегда предлагает свою помощь, когда считает себя виноватым. Кёнсу это умиляет.
В третий раз Кай предупреждает, что не вернется, и даже зовет Кёнсу с собой, виляя перед ним своей задницей в новых узких джинсах. Но тот стоически держится. Чонин не удивляется отказу и не выглядит хоть каплю разочарованным.
– До завтра, хён, – бросает он на прощанье, покидая квартиру. Кёнсу резко становится в квартире тихо и пусто. Он весь вечер разговаривает с родителями по скайпу и рано ложится спать. Сон опять приходит под утро. Вместе с осознанием, что заботиться о Чонине вошло в привычку. И засыпать под его дыхание. Эта мысль пускает странные мурашки по телу. Кёнсу выключает кондиционер, и кутается в одеяло.
На следующий день даже Бэкхён обращает внимание на его помятый вид и понимающе хмыкает, слыша в ответ невнятное "плохо спал" друга. Во избежание дальнейших вопросов Кёнсу засовывает в рот кусок супер острой жареной свинины и тут же выпивает полбутылки воды у Бэкхёна.
Этой ночью Кёнсу слушает размеренное дыхание Чонина и, убаюканный им, засыпает.

Все кардинально меняется с наступлением ноября: Кай возвращается домой посреди ночи и долго копошится по ту сторону двери, не в состоянии самостоятельно зайти. Кёнсу вяло плетется к двери, по-дурацки натягивая майку пониже, открывает дверь и сталкивается с мутными, блестящими глазами Чонина. Тот заходит, кидая сумку на пол, скидывая кеды. Он сейчас совсем не похож на пьяного, больше на смертельно уставшего и сонного. Кёнсу помогает ему повесить на крючок толстовку, когда чувствует крепкую хватку на своей талии, и тут же упирается лопатками о стену.
– Прости, хён, – шепчет Чонин. – Я, правда, больше не могу.
Он наклоняется к его губам и целует сильно, жестко, властно. Задирает футболку и скользит холодной ладонью по спине, заставляя выгибаться в его руках и прижиматься ближе. Кёнсу не ожидает такого напора. Он вообще такого не ожидает, но Чонин целует так исступленно, прижимает так крепко, будто больше всего на свете боится, что его оттолкнут. Кёнсу не может сопротивляться. Он не может ответить Чонину нет. И ему нравится. Безумно нравится, когда Чонин кусает, облизывает, стонет в губы, сжимает ладонями ягодицы, прижимая к себе, и трется о его пах, пока Кёнсу не расслабляется в его руках. А потом без слов укладывает в свою кровать, ложась рядом, и долго и глубоко целует до самого рассвета.

Утром, пока Чонин спит, Кёнсу оставляет в холодильнике завтрак и сбегает. "Не сбегаю, а иду на пары. Я всегда хожу на пары", он мысленно себя поправляет. Все дорогу он не перестает облизывать припухшие от поцелуев губы, надеясь, что и сегодня Бэкхён не решит изменить своей привычке: будет пялиться в экран своего смартфона, а не на его лицо. Кёнсу старается ничем не выдавать своего состояния, но, кажется, его всего трясет и знобит от нервного напряжения, а губы все еще горят. Он даже немного злится на Кая, что тот довел его до такого состояния. И что сейчас ему все же придется все рассказать Бэкхёну – тот перестает непрерывно слать своему новому другу эмотиконы в какао и сейчас смотрит на Кёнсу со свойственным ему подозрением. Будто все знал и знает наперед. Кёнсу пугает проницательность своего друга. Ему почему-то стыдно, он прячет глаза и предпочитает отмолчаться.
Вечером Кёнсу возвращается в пустую квартиру. Он и не ожидал другого – Чонина никогда нет дома в это время. На столе его ждет записка "хён, завтрак был очень вкусный" и вымытая начисто посуда. Он надеется, что Чонин чувствует что-то помимо вины за вчерашнюю ночь. Иначе он сам себе еще долго не сможет посмотреть в глаза: мог оттолкнуть, но позволил Каю делать с собой все, что тот пожелает.
Кёнсу решает заняться готовкой. Это рутинное действие всегда помогает ему успокоиться и привести мысли в порядок, но полки и холодильник сегодня как назло пусты. Он идет в магазин, еле переставляя ноги от непонятной усталости. Он опять пропускает через себя прошедший вечер, то слегка возбуждаясь, то смущаясь. И никакие мучения совести не могут опровергнуть тот факт, что ему понравилось до умопомрачения. Кёнсу слабо представляет, что за продукты оказываются в его корзинке спустя полчаса шатаний по магазину – все никак не может сконцентрироваться, а взгляд будто проскальзывает сквозь полки.
А потом он встречает Чонина. Чертого Ким Чонина, который дурачится на пару с О Сехуном напротив полки с чипсами и крекерами. Кёнсу замечает его потерянный, смущенный взгляд и приподнятую в приветствии руку. Он хочет подойти, но момент портит Сехун, который отвлекает внимание Чонина, тыча того пальцем в бок и громко смеясь на ухо. Кёнсу идет к кассам.
Чонин догоняет на подходе к дому и сразу же берет у него из рук один пакет. Кёнсу бурчит невнятное спасибо, но это все равно вызывает у Кая смущенную улыбку. Кёнсу улыбается следом и сам себе напоминает идиота.
Весь вечер они почти не разговаривают, но Кёнсу успокаивает присутствие Чонина рядом. Он готовит ужин, пока Кай занимается своими делами в комнате. Ему на удивление легко и спокойно.
Едят они тоже в молчании. Чонин давится три раза, когда они нечаянно встречаются глазами. Кёнсу подливает ему в стакан воды, стараясь не вылезать взглядом из тарелки. После он моет посуду и за шумом воду не слышит, как к нему со спины подходит Чонин. Чувствуя его дыхание у себя на затылке, он уже хочет развернуться и спросить, в чем дело, когда на его талию – не так уверенно, как вчера – ложатся ладони.
– Хён, – за шумом воды почти не слышно, как сорванно звучит голос Чонина. – Хён, я тебе нравлюсь?
Кёнсу зажмуривается и кивает. Ноги от волнения подкашиваются, но теперь руки Чонина держат его крепче, а теплые губы касаются шеи. Он сходит с ума от того, как Кай к нему прижимается со спины, а руки скользят по бедрам, и закидывает голову ему на плечо, подставляя губы.
Утром Кёнсу просыпается от жаркого дыхания Чонина ему в шею. Тот сопит, сложив на него все конечности, и даже когда Кёнсу хочет выбраться из постели, спящий Чонин его не отпускает.

Кай не выпускает Кёнсу из рук, когда они находятся вдвоем дома: постоянно трогает, обнимает, целует в первое попавшееся место и мешается под ногами. Но за пределами квартиры они не общаются. Чонин часто рассказывает о друзьях, с которыми проводит время, но ни с кем, кроме Сехуна, Кёнсу так и не знакомится. Кай все так же иногда уходит по вечерам, хотя больше не остается у друзей, а возвращается домой, стараясь не разбудить Кёнсу, когда укладывается к нему под бок. Однажды, когда Кёнсу мучает бессонница, Кай грубо берет его, теплого, сонного. Резко насаживает на себя, сжимает бедра, по всему телу оставляет свои укусы. Его глаза – темная бездонная яма из смеси отчаяния и безумства, и Кёнсу готов терпеть боль сколько угодно, лишь бы больше никогда не видеть этот взгляд. Потом Чонину, конечно, становится стыдно за эту ночь, и он старательно всю неделю ходит попятам за Кёнсу, как самый верный пес, и каждый день перед выходом в универ абсолютно крышесносно и отчаянно его целует.

В начале декабря Чонин просит Кёнсу держать их отношения в тайне, объясняя тем, что его друзья не очень понимают отношения между двумя парнями, и это еще мягко сказано. Неловкие разговоры – прерогатива Ким Чонина, и он всю дорогу мнется и отводит глаза в сторону. Кёнсу тоже на него не смотрит, и кивок головы в знак согласия получается отданным письменному столу. Прерогатива До Кёнсу – ни в чем не отказывать Ким Чонину.
В университете Бэкхён показательно грустно вздыхает, делясь эксклюзивными сплетнями и собственными душевными переживаниями, что какой-то первокурсник О Сехун увел предмет его месячных воздыханий. И даже целовался с ним взасос на вечеринке у их общего друга Пак Чанёля. Но, тсс, это секрет, и Кёнсу этого всего не слышал.
В ответ Кёнсу вяло кивает, но у самого будто земля уходит из-под ног. Кай – друг Сехуна, он не мог о таком не знать, верно?
Его охватывает волна паники, он не может больше отличить, где заканчиваются его чувства, а начинается реальность, в которой он готов отдать Чонину все, кроме своего доверия.
В выходные Чонин опять не выпускает Кёнсу из рук. Утром, только проснувшись, они долго занимаются любовью. Кёнсу стонет в подушку, пока Чонин медленно его растягивает, а потом также медленно, не вытаскивая пальцев, начинает в нем двигаться. Встречаясь с нежным взглядом Кая, Кёнсу закрывает глаза.
Чонин следует за ним целый день: все время лезет под руку во время готовки, пока Кёнсу насильно не усаживает его за стол; тащится вслед за ним в прачечную и все тридцать минут ожидания, и еще пять, не отрывается от его губ; потом затаскивает в душ и, прижав к кафельной стенке, долго шепчет на ухо слова любви.

На Рождество Кёнсу уезжает к родителям. Кай ходит расстроенный и ноет, что не сможет прожить без Кёнсу и одного дня, что уж говорить о двух с половиной. Кёнсу оставляет ему полный холодильник еды и подарок под красивой миниатюрной елкой, которую несколько дней назад приносит домой Чонин. Они обмениваются десятком сообщений в рождественскую ночь, и еще сотней на следующей день, а когда Кёнсу возвращается, Чонин встречает его на автобусной остановке. Он стоит в новых шарфе и шапке и радостно обнимает Кёнсу, крепко сжимая своими руками и незаметно целуя куда-то в шею. Узел недоверия постепенно ослабевает.
Новый год они отмечают с друзьями Кая. Кёнсу совсем не нравится эта идея, он собирается отказаться, но вновь не может устоять перед очарованием Чонина.
А потом Кёнсу кажется, что это лучший его Новый год, когда в полночь Кай берет его за руку, утаскивает в свободную комнату и трепетно целует.
Их застает Сехун.
Кёнсу чувствует, как вздрагивает от неожиданности Кай, и сжимается сам. Он думает, сейчас все закончится. Кай скажет, что эта шутка и отпустит его руки. Кай пойдет вслед за Сехуном и оставит его одного.
Хватка на руках ослабевает, но Чонин не отпускает – он перехватывает его ладонь и переплетает пальцы. Он с вызовом смотрит на Сехуна, но тот лишь понимающе хмыкает и выходит из комнаты.
Кёнсу медленно выдыхает, боясь всхлипнуть, но напряжение отпускает. Чонин прижимает крепко к себе и шепчет, что любит, и просит довериться, и снова целует, получая свой ответ.

В январе их ждет любовь.

URL
Комментарии
2014-01-17 в 02:32 

I-Know
В траве сидел кузнечик, но мы его не заметили, и тоже скурили!
На какой-то момент я испугалась, что так оно до конца и останется - односторонне-преданно. К счастью, Чонин нашёл в себе силы открыться.
Эмоциональная история, спасибо за неё!

2014-01-17 в 08:50 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Было так переживательно за Кёнсу! Все боялась, что Чонин с ним играет, но тот оказался милым смущающимся мальчиком!
Большое спасибо! ♥

2014-01-17 в 21:41 

Самое главное, что Чонин не струсил и не предал! А в доверии Кёнсу я и не сомневалась ♥
Замечательная теплая зимняя история, спасибо ♥

2014-01-18 в 00:10 

Mati Soliver
But if we want to wake up, why we still singin' these lullabys?
Уф, как хорошо, что всё закончилось хэппи эндом, а то я уже начала переживать)
спасибо большое за историю))))

2014-01-18 в 01:46 

Лунный дождь
мои звёзды сияют на земле
Ух, как я переживала за Кёнсу, все казалось, что в конце настанет пипец. Очень рада, что была неправа :heart:

2014-01-18 в 03:38 

Grace
hey mama!
Ах эти тревожные звоночки, из-за которых так переживаешь за концовку! Спасибо за таких верибельных героев и такой хороший конец, это было очень :heart:

2014-01-18 в 20:22 

I-Know, должен был настать переломный момент! спасибо вам, что прочитали))) :heart:

Saki, Каюша как обычно, что с него взять :facepalm2::lol: спасибо :heart:

KonaYuki, спасибо! рада, что вам понравилось)) :heart:

Mati Soliver, вам спасибо, что прочитали и оставили отзыв))) заканчивать не хэппиэндом было бы жестоко по отношению к Кенсу, так что))

Лунный дождь, признаюсь, изначально план был еще помучить Кенсу :facepalm2: спасибо :heart::heart::heart:

Hey Grayson, рада, что у меня получилось создать такую атмосферу) спасибо большое :heart:

URL
2014-01-18 в 20:25 

Лунный дождь
мои звёзды сияют на земле
Гость, не буду врать, я люблю страдания, только чтоб потом все закончилось хорошо :eyebrow:

2014-01-18 в 20:29 

Лунный дождь, очень вас понимаю! :lol::lol::what:

URL
2014-01-18 в 20:33 

Лунный дождь
мои звёзды сияют на земле
Гость, :crzhug:

2014-01-21 в 14:34 

BlinCHIC
человек и ОМГ (ц)
Огогогогого! Переживательно, чувственно и не отпускает до самого конца, когда можно вместе с Кёнсу выдохнуть. Спасибо, замечательная история :heart:

2014-01-21 в 14:55 

BlinCHIC, спасибо большое :heart: очень приятно это слышать!

URL
2014-01-23 в 16:26 

[Sweetie Belle]
Космодесантники не отступают. И точка.
Хорошо, что все так прекрасно закончилось :heart:
Поначалу все такое натянутое и хрупкое, но Чонин в итоге просто молодец, а у Сехуна отличный тайминг, да)
И несмотря на такое напряжение, история в самом деле теплая и красивая. Спасибо, автор!
О, это последнее предложение! Ооооо...

2014-01-24 в 15:54 

Diath Shehn, ох))) спасибо большое! :heart::heart::heart: правда, очень приятно)))

URL
     

You can remember tomorrow. I’ll remember all of our yesterdays.

главная