19:25 

[fic] Melt the confusion

TheKaiSoo
Автор: Saki
Бета: Hiou
Название: Melt the confusion
Пейринг: Чонин/Кёнсу, Чунмён/Кёнсу
Рейтинг: G
Жанр: АУ, романтика, слэш, немного ангст
Описание: Кёнсу искренне заботиться о Чонине, не думая об этом, как о вкладе, пока не появляется Чунмён и не открывает ему глаза.

Кёнсу терпеть не мог вечеринки. Все эти шумные сборища, в которых он не видел никакого смысла. И обычно его туда даже силой было не затащить. Кёнсу преуспел в придумывании самых невероятных отговорок, только бы туда не идти. И что самое забавное – ему верили. Но все же случалось и такое, что он там появлялся. Когда его просил человек, которому он не умел отказывать. Его лучший друг – Ким Чонин. Хотя, в случае с Кёнсу, вся эта дружба походила на самый настоящий мазохизм.

Кёнсу бродил по огромному дому и случайно наткнулся на комнату, где на стене висело очень много портретов. Оказавшись ближе, он догадался, что это генеалогическое древо. Кто-то очень хорошо потрудился – все черты лиц были так искусно прорисованы, что на первый взгляд казалось, будто это были фотографии. Кёнсу чуть пригнулся и всмотрелся в ту, что была в самом низу. «Ким Чунмён» – прочитал он. Значит, это его дом. По словам Чонина, он был очень богат, и сейчас Кёнсу в этом убедился окончательно. Он не то что бы не любил богачей – просто у них были свои причуды. Взять хотя бы Лу Ханя. С виду милый китайский мальчик, а на деле – сущий дьявол. А их общий знакомый Пак Чанёль – всегда быстро чем-то загорался и так же быстро остывал, сорил деньгами направо и налево, вкладываясь, порой, в самые нелепые проекты.
– Эта стена на всех производит впечатление, – послышался голос, и Кёнсу резко обернулся.
Перед ним стоял парень и, судя по схожести с портретом, это и был тот самый Ким Чунмён. Кёнсу смутился, не зная, как себя следует повести. По сути дела, он зашел в чужую комнату, куда его никто не приглашал. Но он привык развлекать себя сам, а этот дом-музей стал для него отличным развлечением. Он не думал, что его застукают с поличным. Ведь в самом начале все находятся там, где алкоголь льется рекой, а уже потом расходятся по свободным комнатам. Кёнсу не хотел упускать шанс побродить тут, пока была возможность.
– Ты друг Чонина? – поинтересовался Чунмён, и Кёнсу кивнул.
– Он тебя потерял, – добавил тот после небольшой паузы. – И здесь есть, где потеряться, уж поверь мне.
У Кёнсу не было причин сомневаться в словах хозяина дома. В таком огромном доме и вправду было достаточно мест, чтобы заблудиться, к тому же, он, скорее всего, еще и был полон всякими потайными комнатами. Кёнсу вроде бы и не читал детективы, но эта мысль сразу же пришла в голову. Он даже улыбнулся, и это не скрылось от взгляда Чунмёна.
– Он много рассказывал о тебе. Я давно хотел познакомиться.
– А где Чонин? – наконец-то заговорил Кёнсу.
Чунмён развел руками.
Кёнсу внезапно сделалось как-то неловко с этим парнем. Что там про него рассказывал Чонин? Каким-то незнакомым людям к тому же. Обычно он всем говорил, что Кёнсу милый пупсик, которого так и хочется потрепать за щечки. И некоторые отлично этим пользовались. Например, Лу Хань. Правда, Кёнсу умел за себя постоять, и никто еще не уходил от его болевых захватов. Впрочем, таким, как Лу Хань, все было нипочем. Изначально они были лишь друзьями Чонина, и Кёнсу был бы счастлив, если бы все так и продолжалось. Но вместо этого они врывались и в его жизнь тоже. И, похоже, Чунмён собирался сделать то же самое.
– Мне нужно найти Чонина, – Кёнсу прошмыгнул мимо него и быстро пошел по коридору в ту сторону, где, по его мнению, осталась лестница.
С направлением он не напутал, а вот в поисках Чонина не преуспел. Тот как сквозь землю провалился. Пока он выглядывал в толпе знакомую макушку, к нему успела привязаться какая-то девушка и навязать пять коробок скаутского печенья. «Разве в Корее бывают скауты?» – искренне удивился Кёнсу, но она снова что-то заговорила про свою младшую сестренку и про сборы, которые пойдут на благое дело. Какое такое благое, Кёнсу так и не узнал, потому что девушка скрылась в толпе, очаровательно ему улыбнувшись напоследок.
Чонина все еще нигде не было. Кёнсу хотел сообщить ему, что уходит, но тот даже не брал телефон. Кёнсу поднял взгляд наверх. Несложно было предположить, где именно находился Чонин и чем именно занимался. И это всегда отзывалось жалящей болью в груди. Кёнсу мог об этом не думать, когда сидел дома, смотрел аниме или читал какую-нибудь книжку. Когда был занят делом. Но когда они находились в одном помещении среди одних и тех же людей, сложно было скрывать все те чувства, которые сейчас обуревали Кёнсу. Он сжал брелок ключей в кармане и направился к выходу.
Кёнсу не пил, когда ездил куда-то с Чонином. Он вообще не был сторонником спиртного, а вот его друг никогда не отказывал себе в таком удовольствии. Они приехали на машине Чонина. Но новеньком Хёндэ. Тот радовал глаза всеми новыми штучками, сверкал и пах новизной. У Кёнсу была старая тойота девяностых годов, но, несмотря на свой возраст, она не ломалась так часто, как все дорогущие машины Чонина. Тот был просто помешан на автомобилях, и все свои деньги тратил на приобретение новой «подружки», как он их ласково называл. На Хёндэ ему дал денег Чунмён. Кёнсу даже не хотел думать, за какие заслуги. И теперь он стоял напротив машины и собирался уехать домой, оставив Чонина здесь одного. Точнее с тем, в чьей компании тот сейчас находился.
Кёнсу плохо ориентировался в Хёндэ. Все было по-другому, и он не знал предназначение половины кнопок. Потыкав все подряд, он случайно включил радио. Салон тут же наполнился звуками музыки. Кёнсу прислушался, пытаясь понять, о чем поется в песне. Stay, I need you here… Кёнсу нахмурился. Не очень-то он и верил во все эти знаки, но руки задрожали на руле, когда он выезжал с парковки. Чунмён жил в пригороде, и Кёнсу предстояла долгая дорога по трассе. Продолжая слушать музыку, он подпевал, подбирая интуитивно незнакомые слова. Он вспомнил про печенье и потянулся к белой коробочке. Дернув за ленту, он достал сразу два угощения.
Кёнсу не сразу обратил внимание на звук сирены. Окно заднего вида показывало, что за ним следует автомобиль. А через минуту его попросили остановиться. Кёнсу затормозил, съехав на обочину. К нему подошел парень в форме и попросил права. Штраф не выписал, но сделал предупреждение о превышении скорости. Кёнсу наврал, что поссорился с подружкой и решил немного покататься, чтобы проветриться. Сержант ему не поверил, долго всматривался в доверенность на машину, но в итоге отпустил. Когда тот ушел, Кёнсу ощутил приступ голода. Он поел еще печенья и завел машину. Домой ехал уже не так быстро, да и колонки молчали. Зато надрывался его телефон. Скорее всего, Чонин обнаружил пропажу машины. Кёнсу мог все списать на шутку, проблема заключалась лишь в том, что он не особо умел шутить.

Чонин забарабанил в дверь рано утром. Несколько помятый и уже с проступившей утренней щетиной он недовольно смотрел на Кёнсу и уже приоткрыл рот, чтобы высказать все что думает, но Кёнсу развернулся и ушел на кухню. Меньше всего сейчас хотелось слушать тираду Чонина. Тот, конечно, будет возмущаться, но Кёнсу, впервые было все равно. Наверное, он просто устал. У всего есть свой срок, видимо, у его терпения тоже. На удивление он чувствовал себя спокойно, его не тревожило учащенное сердцебиение, и не было той нервозности, которая иногда посещала при разговорах с Чонином.
– Почему ты забрал мою машину? – сердито спросил Чонин.
– Мне там было неинтересно, – Кёнсу пожал плечами. – Я искал тебя и звонил, чтобы сообщить о своем уходе, но ты, видимо, был занят куда более важными вещами.
Он не хотел, чтобы в его словах слышалась издевка, но это вышло само собой.
Чонин выглядел несколько удивленным.
– Я был уверен, что кто-нибудь с радостью согласится тебя подбросить. В конце концов, ты уже большой мальчик и в состоянии вызвать себе такси.
– Ты не в настроении? – робко поинтересовался Чонин.
– Почему же? Очень даже. В самом прекраснейшем.
– Но…
– Я собираюсь в магазин, – оборвал его Кёнсу. – Ключи лежат у зеркала. Машина, как ты, наверное, уже заметил, на своем месте. Я обращался с ней аккуратно.
Если Чонин и собирался что-то сказать, то быстро закрыл рот и поджал губы. Он подхватил колечко ключей и вышел, громко хлопнув дверью. И только после его ухода Кёнсу смог выдохнуть. Они никогда не ссорились с Чонином. Не было причин, или, возможно, Кёнсу предпочитал закрывать глаза на то, что ему не нравится. Он не был сторонником конфликтов и разногласий и всячески пытался их избегать. Даже сейчас, когда обида и гнев были вполне обоснованы. Более чем.
Кёнсу достал из холодильника бутылку минералки и сделал несколько жадных глотков. Это был первый шаг к успокоению. Второй – полить все комнатные растения. Их было довольно много. Не сказать, что Кёнсу их любил, но часто получал в подарок. Неужели он выглядел как человек, который увлекался разведением цветов? Это был один из тех вопросов, на которые просто не было ответа. Конечно, Кёнсу спрашивал, и не раз. Ему всегда улыбались и пожимали плечами. Фиалки, гибискусы и герани были не слишком прихотливы в обращении. А вот пальмы оказались капризны. Пахиру Кёнсу несколько раз переставлял, прежде чем нашел идеальное для нее место.
Взяв опрыскиватель в руки, он обошел всю квартиру и только после этого понял, что вся злость окончательно улетучилась. Завтра утром он поднимется к Чонину и приготовит ему завтрак. Не в качестве извинений, а как знак примирения. Так что поход в магазин даже не являлся ложью. В выходные Кёнсу покупал продукты, чтобы самого необходимого хватило на неделю, а за остальным по мелочи можно было забежать в магазин рядом с домом. Он как раз собирался выехать со стоянки, как его кто-то окликнул. Тот самый парень, у кого вчера проходила вечеринка. Ким Чунмён. Кёнсу еле сдержался, чтобы не нахмуриться, но все же выдавил из себя улыбку.
– Твои губы похожи на сердечко, – сказал Чунмён, и Кёнсу даже не нашелся, что на это ответить.
Вообще-то, это был общепризнанный факт, но ему еще никогда не говорили об этом вот так сразу прямо в лицо.
– Доброе утро, – поздоровался Кёнсу. – Если вы к Чонину, то придется подождать – он спит, как убитый. Так что дверь вряд ли откроет. А я вернусь часа через два при самом лучшем раскладе.
– О, – Чунмён улыбнулся. – Он забыл свой бумажник. Думаю, я могу передать тебе.
Кёнсу протянул руку, но Чунмён продолжал улыбаться.
– Я могу вас пригласить на чашечку кофе?
– Нет, – резче, чем собирался, ответил Кёнсу. – Но вы можете поехать со мной за продуктами.
Обычно роль носильщика выполнял Чонин. Это было их негласной договоренностью, хотя Кёнсу вполне справлялся сам. Но Чонину нравилось возить перед собой тележку, наблюдая за тем, как Кёнсу складывает в нее продукты. И он в этом неоднократно признавался. Если бы Кёнсу дал своему другу хотя бы пару часов, тот бы пришел в себя и с радостью составил компанию. Но традиция была нарушена еще вчера, когда он молча уехал с вечеринки. Чунмён не производил впечатления сильного человека, да и ростом тот был не выше самого Кёнсу, но предложение было высказано куда раньше, чем он успел о нем подумать. Чунмён согласился.
В отличие от Чонина, Чунмён не молчал, а комментировал каждый фрукт, овощ, консервы – все, что только Кёнсу брал в руки и направлял в сторону тележки. Иногда советы оказывались весьма дельными. Чунмён признался, что в детстве частенько составлял компанию кухарке, которая покупала продукты сама. Он не умел готовить, но хорошо разбирался в ингредиентах. Кёнсу даже показалось, что немного лучше его самого. Наверное, поэтому он все же согласился выпить чашечку кофе. Они вели непринужденную беседу – словно старые друзья. Кёнсу рассеяно разглядывал прохожих на улице. Некоторые тоже заходили внутрь, но в основном куда-то спешили по своим делам.
– А вы кем работаете? – внезапно поинтересовался Чунмён.
– Составляю тексты для открыток, – ответил Кёнсу, не отрывая глаз от окна. – Ничего особенного.
– Вы не считаете, что каждый человек наделен навыками, которые идеально подходят для той или иной профессии?
– Наверное, – Кёнсу пожал плечами.
– Чонин – идеальный агент по недвижимости.
Кёнсу резко повернулся и встретился взглядом с Чунмёном.
– Он много работает, – осторожно произнес Кёнсу.
– Нет, – Чунмён рассмеялся. – Это талант от Бога.
– Зачем вы купили ему машину?
– Я переманил его к себе в фирму, – улыбка исчезла с его лица. – Машина послужила своеобразным контрактом для длительных партнерских отношений.
– Вы купили его! – возмутился Кёнсу.
– Нет, – не согласился Чунмён. – Я вложился в него, зная, что он принесет мне прибыль.
Кёнсу фыркнул.
– Не судите меня слишком строго. Вы ведь тоже в него вкладываете все свои силы. Сколько вы знакомы? Десять лет? Двадцать? Я вряд ли ошибусь, предположив, что вы дружите с самого детства.
– На что вы намекаете? – тихо спросил Кёнсу.
– Вы заботитесь о Чонине, помогаете ему, готовите, убираете. Вы дарите свою жизнь ему. Зачем? Если это не вклад, то что?
– Я не когда не рассматривал нашу дружбу, как вклад! – Кёнсу выплюнул слова и уже встал, но Чунмён перехватил его за руку.
– То есть вы никогда не надеялись, что однажды Чонин заметит в вас не только друга? Что однажды он оценит все ваши старания по достоинству, ответив на ваши чувства? Полюбит вас?
– Это не ваше дело! – Кёнсу вырвался и быстро покинул кофейню.
Он побежал к своей машине, но долго не мог завести ее. Ему хотелось уехать отсюда как можно скорее. Спрятаться от этого проницательного взгляда. От слов, которые так просто вырвались изо рта Ким Чунмёна. Неужели он был настолько прозрачен? Никто никогда не догадывался о его истинных чувствах, а Чунмён взял и раскусил его. Кёнсу уронил голову на руль и тяжело вздохнул. Пассажирская дверь открылась, и сиденье скрипнуло под чужим весом. Кёнсу не пошевелился.
– Знаете, – голос Чунмёна звучал извиняюще. – Некоторые предприятия бывают изначально провальными. Сколько бы ты не вкладывался – все бесполезно.
– Я не хочу об этом разговаривать, – жалобно выдохнул Кёнсу. – Больше никогда.
– Хорошо. Но что, если я вам предложу вложиться в меня?

Кёнсу полночи не мог заснуть из-за слов Чунмёна, встал тоже рано – будильник показывал 5:43 утра. Чонин просыпался в семь, но Кёнсу решил идти к нему прямо сейчас и приготовить завтрак. Обычно он накануне интересовался, какой тот хочет: европейский или традиционный. Чонин чаще склонялся к первому варианту. К тому же недавно он увидел – то ли в каком-то фильме, то ли в сериале – оладьи с кленовым сиропом и не раз намекал на то, что было бы неплохо устроить такой завтрак. Кёнсу ненавидел возиться с тестом, но делать все равно было нечего. Лежать сорок минут и смотреть в потолок его не очень прельщало.
Поднявшись на верхний этаж и открыв дверь ключом, Кёнсу прислушался. В квартире царила полная тишина. Иногда Чонин оставлял включенный телевизор для фона, но в этот раз ничего не было слышно. Кёнсу снял обувь и прошел на кухню. Он как раз доставал из холодильника яйца, как услышал из коридора какой-то шорох. Чуть не выронив их, он резко обернулся. Перед ним стоял высокий светловолосый парень в одних боксерах. Кёнсу тупо уставился на худое тело, не зная, как реагировать. Почувствовав себя каким-то воришкой, он захлопнул дверцу ногой и выложил продукты в миску. Парень за ним внимательно наблюдал, чуть сощурив глаза.
– А! – внезапно сказал он. – Ты тот самый личный повар, чьими кулинарными талантами хвастается Чонини?
«Чонини?» – Кёнсу широко распахнул глаза. Смысл только что сказанных слов дошел до него не сразу, а когда он понял, что именно выдал этот парень, пожалел, что яиц больше не оказалось у него в руках. Сдернув с себя фартук, он быстро прошел в спальню и резко открыл дверь. Ручка громко ударила о стену, но Чонин даже не пошевелился. Кёнсу сдернул с него одеяло, почему-то с облегчением отметив, что тот спал в трусах. Несколько минут он так и стоял, разглядывая спящего, а потом принялся его расталкивать. Чонин приоткрыл глаза, лишь получив сильный удар по щеке. Кёнсу одернул руку, прижав ее к груди – ладонь нещадно жгло.
– Кёнсу? – сонно пробормотал Чонин. – Что происходит?
– Личный шеф-повар? Это так ты меня представляешь своим друзьям? – на удивление спокойно произнес Кёнсу.
Чонин несколько раз моргнул, пытаясь сфокусировать взгляд.
– Чонин? – белобрысый парень встал рядом с Кёнсу.
– Вообще-то, – повернулся тот к нему. – Я был его лучшим другом. И в данном случае «был» – ключевое слово!
– Кёнсу! Да что с тобой? – наконец-то пришел в себя Чонин.
– Что со мной? И тебе хватает наглости спрашивать?!
Кёнсу задохнулся от возмущения, но выровняв дыхание, продолжил.
– Каждое утро я встаю на полчаса раньше и иду готовить тебе завтрак, как верная жена бегу с работы домой, чтобы успеть приготовить ужин к твоему возращению. Проверяю, надел ли ты шарф и ненавистные носки, но ты все равно и то, и другое забываешь дома, а потом я нянчусь с тобой, когда ты умираешь в постели. Я убираюсь в твоей квартире, я смотрю с тобой самые дурацкие сериалы, выслушиваю твое нытье… я даже не знаю, почему все это делаю! На что я надеюсь?! Если в итоге я удостоен называться лишь личным шеф-поваром. Наверное, в таком случае, я должен уведомить тебя о своем увольнении.
Кёнсу вышел, намеренно задев белобрысого плечом. Он спокойно надел обувь и вышел, а вот по лестнице спускался уже бегом. Чонин вряд ли бы за ним побежал, но рисковать не хотелось. Спрятавшись в своей квартире, Кёнсу скатился по стенке и обхватил колени руками. Он никогда не плакал из-за живых людей, да и сейчас не собирался, хотя в глазах щипало от обиды. Было все еще слишком рано, но Кёнсу достал телефон из заднего кармана. Пролистав записную книжку, он остановился на имени «Ким Чунмён». Позвонить и сказать: «Я согласен на ваше предложение», оказалось куда проще, чем он думал.

С Чунмёном было интересно. Кёнсу так и не избавился от привычки вставать по утрам раньше, поэтому принял предложение завтракать в кафе. Чунмён обычно заказывал себе зеленый чай и какой-нибудь кекс, чаще всего черничный. Кёнсу не придерживался какого-то определенного порядка, он больше слушал собеседника, чем ел. А еще, подсознательно поглядывал на улицу. Он не боялся столкнуться с Чонином, но вероятность была высока. Мысленно он каждый раз настраивался на встречу. Только вот они даже в лифте не пересекались.
Глупо было бы отрицать, что Кёнсу не скучал. Чунмён приносил что-то новое в его жизнь, но он не был Чонином. И как бы Кёнсу не старался, но развить в себе чувства, кроме вежливой симпатии, у него не получалось. Чунмён это тоже, скорее всего, понимал, но не давил и давал время. А времени у них действительно было предостаточно. Если раньше во время обеда или когда на работе появлялось свободное время, Кёнсу писал сообщения Чонину, то теперь всем его вниманием завладел Чунмён. И, по правде сказать, это было отличное средство, чтобы не думать о лучшем друге. Хотя Кёнсу уже не был уверен, что имел право так его называть.
Но однажды, во время ужина, когда Кёнсу выпил шампанского чуть больше, чем планировал, и, раскрасневшийся, смеялся над историями Чунмёна, встретился с удивленным взглядом Чанёля. Перестав общаться с Чонином, Кёнсу автоматически перестал общаться и с его друзьями. Только вот судя по паре удивленных глаз, эти друзья даже не были в курсе случившихся разногласий. Чанёль продолжал смотреть, видимо, ожидая, что тот подойдет или подаст какой-нибудь знак, но Кёнсу отвернулся. Правда, и протрезвел моментально.
– Там случайно не твой знакомый? – Чунмён улыбнулся. – Он всячески пытается привлечь твое внимание.
– Это Чанёль, – Кёнсу вздохнул. – Я сейчас приду.
Он не успел сделать и пары шагов, как его схватили за руку.
– Что это ты там делаешь с Ким Чунмёном? – Чанёль пытался произнести это тихо, но пробасил на весь ресторан.
Кёнсу смущенно огляделся по сторонам и присел за столик Чанёля.
– А откуда ты его знаешь?
– Ты издеваешься?! – произнес Чанёль еще громче, но чуть покраснев, немного сбавил тон. – Вообще-то, он считается одним из богатых людей в Корее. Шоу-то не только кулинарные надо смотреть.
Кёнсу не нашелся, что ответить.
– Чонин знает? – внезапно поинтересовался Чанёль.
– Рад был встрече, – Кёнсу резко встал. – Прости, но мне нужно вернуться.
Он поспешно ушел и сел обратно за свой столик. Чунмён не задавал никаких вопросов, но на лице читался интерес. Кёнсу не собирался отчитываться, но со стороны могло показаться, что именно этим он и занимается, рассказывая, кто такой Чанёль и откуда они вообще друг друга знают. Назвав имя Чонина, он запнулся, и Чунмён нахмурился. Они никогда не говорили о нем. Кёнсу всячески старался избегать эту тему, а Чунмён сам не поднимал. А теперь между ними повисла напряженная тишина.
– Чонин… – Кёнсу вздохнул. – Мы с ним больше ни разу не виделись. После того…
– Ты скучаешь по нему, – прозвучало как утверждение.
– Да, – Кёнсу все равно ответил. – Иногда я просыпаюсь посреди ночи, и мне кажется, что наша ссора – всего лишь сон, дурной сон.
– Знаешь, Чонин вернул мне машину. И отказался от моего предложения. Наверное, я должен был рассказать тебе об этом раньше.
Кёнсу широко распахнул глаза. Чунмён не выглядел виноватым, скорее расстроенным. Кёнсу внезапно понял, что не хотел бы оказаться на его месте. Тот держал информацию о Чонине в тайне, но в итоге все равно признался, даже несмотря на то, что за этим последует. Кёнсу ничего не сказал, но Чунмён подозвал официанта и расплатился по счету. Они ехали в машине в полной тишине. На прощанье Чунмён, как обычно, потянулся за поцелуем, но Кёнсу подставил щеку. Уже поздно вечером, когда Кёнсу собирался ложиться спать, от того пришло сообщение. «Иногда, даже если предприятие изначально кажется провальным, ты не можешь не попробовать».

В воскресное утро присутствие Чонина дома было маловероятным, но Кёнсу все равно стоял напротив знакомой двери. На самом деле, ему было страшно. Не из-за того, что Чонин мог его прогнать, а из-за того, что тот сменил замки. Именно поэтому он не решался протянуть руку и вставить ключ в скважину. Он долго смотрел на нее, а потом закрыл глаза и сделал все на автомате. Собачка щелкнула, и дверь открылась. Кёнсу еще немного помешкал у порога, но внутрь зашел. Сердце забилось в груди, выстукивая какой-то бешеный ритм. А если ему сейчас на встречу выйдет тот белобрысый парень? Или какой-то другой? Что он скажет? Как он объяснит все Чонину?
Кёнсу помотал головой, отбрасывая последние сомнения. Даже если из комнаты Чонина выйдет целая толпа, он продолжит стоять у плиты и готовить. А потом приложит все силы, чтобы искренне улыбнуться. Потому что без Чонина ему было плохо, просто невыносимо. И он готов был оставаться рядом даже на правах личного повара. И, если подумать, это было не так уж и плохо. Заглянув в холодильник, Кёнсу нахмурился – на полке одиноко лежал кусок пиццы, завернутый в полиэтилен, и сбоку стояла бутылка минералки. Похоже, Чонин дома не питался в принципе. В одном из шкафчиков он нашел овсянку и сухофрукты. Это, конечно, не требовало каких-то супер кулинарных способностей, но, зная Чонина, Кёнсу сомневался, что у того и овсянку получается заварить нормально.
– Кёнсу? – раздался удивленный голос, а потом он почувствовал, как его крепко к себе прижали.
– Ты меня сейчас задушишь, – прохрипел Кёнсу и почувствовал, как объятия немного ослабли.
Он повернулся к Чонину лицом, и тот сразу же опустил голову.
– Я…
– Ты голоден, – Кёнсу ухмыльнулся.
– И это тоже, – Чонин попытался улыбнуться. – Но я…я такой идиот!
– Хорошо, что ты признаешь это сам.
– Я понимаю, что уже слишком поздно, только я все равно прошу дать мне шанс! Я докажу тебе…
– Твоя старая шевроле нравилась мне куда больше, – Кёнсу улыбнулся. – Ты ведь ее еще не продал?
Чонин покачал головой, и Кёнсу отвернулся, вновь занявшись овсянкой. Возможно, все действительно наладится.

Несмотря на примирение, которое очень радовало и Кёнсу, и Чонина, между ними возникла какая-то непонятная неловкость. Кёнсу иногда очень смущался, находясь с Чонином наедине. Но он не мог не заметить, что друг иногда ведет себя точно так же. Совместные завтраки по утрам возобновились, и Кёнсу даже баловал Чонина целую неделю оладьями, но зачастую они ели в полной тишине. И это Кёнсу нервировало. Все их утренние беседы куда-то улетучились. Лишь однажды Кёнсу позволил себе задавать вопрос по поводу того блондина. Чонин сказал, что это просто друг, и Кёнсу ему поверил. Наверное, тот хотел еще что-то рассказать, но не решался.
Чонин перестал ходить на вечеринки, и Кёнсу все чаще и чаще выслушивал недовольства от Чанёля и Лу Ханя. Первый, к огромному облегчению Кёнсу, не упоминал о той встрече в ресторане. Чунмён исчез из жизни Кёнсу так же стремительно, как и появился, но все же оставил после себя след. Между лучшими друзьями что-то изменилось, и Кёнсу пока не понял, нравится ему это или нет. По крайней мере, Чонин снова был рядом, а остальное, не имело никакого значения. Обычно именно с этими мыслями Кёнсу засыпал, да и просыпался тоже. Только сегодня его разбудила не привычная мелодия на телефоне, а запах горелого.
Он резко вскочил с кровати, испугавшись, что забыл выключить вечером духовку. Но залетев на кухню, увидел Чонина, разгонявшего дым руками. Тот был в фартуке и кухонных рукавицах. А испуганное выражение лица нвольно вызвало у Кёнсу улыбку.
– Что ты тут делаешь? – ухмыльнулся он.
– Я хотел приготовить тебе завтрак, – виновато простонал Чонин.
– Ты же не умеешь готовить!
– Да, но Чанёль сказал, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Я хотел показать тебе…то есть…
– Но, похоже, твоя яичница подгорела, – заметил Кёнсу.
– Тосты тоже, – вздохнул Чонин.
– Я думаю, что ты заслужил частичку моего сердца за старания, – серьезно произнес Кёнсу.
– Только частичку?
– Возможно больше, – Кёнсу улыбнулся.
– Возможно? – жалобно произнес Чонин.
– Это мы узнаем, когда ты улучшишь свои кулинарные навыки, – Кёнсу подошел к нему и осторожно взял за руку, точнее за рукавицу. – Чонин, тебе не обязательно уметь готовить, чтобы получить мое сердце. Потому что оно и так принадлежит только тебе.
Чонин улыбнулся и притянул его к себе.
И теперь точно все наладилось.

@темы: • fanfiction, • G ~ PG-13, • 1st kaisoo birthday fest

URL
Комментарии
2014-01-11 в 21:06 

neks
она умерла от закольцованного свуна
Кёнсу слишком хороший! Нельзя же так! :small:

2014-01-11 в 21:09 

Brioni
Ваааааа :heart:
Первые строки фика как раз сегодня читала под гифками с сукиры)))) Кёнсу такой настоящий, пупсичек:lip:
Хорошо, что все наладилось:heart::heart::heart:
Спасибо, автор:squeeze:

С Днем Рожденья, Кёнсу:pozdr3:

2014-01-11 в 21:25 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Mitsuooka Yoko, :kiss:

neks, зато Чонин наконец-то образумился! *о*

Brioni, Кёнсу такой настоящий, пупсичек самый главный пупсичек! ♥
Я тоже рада, что у них все хорошо!! *__*

Спасибо, что прочитали! :heart:

2014-01-12 в 02:42 

Shun
Ecco qui che l'ha trovata, tutta bella incipriata con le scarpe di cioccolata, Colombina vuol ballar / Chinaline
Кёнсу такой милый, но готовый дать отпор. Настоящая боевая панда.
Ужасно понравилось.
Иногда, чтобы понять, что у нас есть что-то ценное, нужно это ценное на время потерять.
Я рада, что до Чонина дошло.

2014-01-12 в 09:59 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Shun, Настоящая боевая панда. точно ведь!
Я тоже рада, что Чонин одумался! Спасибо! ♥

2014-01-12 в 10:14 

Embruns
I choose killer whales. They're best of the best (c) рабу-хотеру, онегай
Такой славный Кенсу :3
Спасибо ♡

2014-01-12 в 11:00 

Ieremia Smith
Ima no kimi ga suki.. PURIN!
спасибо огромное!
ох уж эта тема - преодоление френдзоны >< уууу Очень много нервов из-за прочтения, что же кёнсу пережил, пока столько думал тттт
я рада, что кёнсу попробовал :3 и что кимчонин оценил :]
всем бы такого здравого кимчунмёна)) чтоб на место все поставил <3
текст замечательный - и размер, и рейтинг, и по жанру все выдержали - молодцы ♥ чудесное начало феста)
Спасибо!

2014-01-12 в 12:50 

очень интересная параллель между вкладом и отношениями - никогда в таком ключе не думала об этом)) Чунмен мне показался всё же доброй фей, которая так или иначе наставила героев на итинный путь. Мне всё понравилось, спасибо за такой шикарный текст, давно я не читала по кайсу<3

2014-01-12 в 15:01 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Embruns, спасибо, что прочитали! ♥

Ieremia Smith, рада, что понравилось! Большое спасибо! *о*

Минчик-пингвинчик, на самом деле, мне чунмёна очень жалко во всей этой истории. Он знал, что его ждет провал, но все равно попробовал. Но хорошо, что в итоге кёнсу и чонин все-таки вместе)
Спасибо!)

2014-01-13 в 12:08 

Кёнсуууу такой чудесный тт
а Чонин олух глупенький хд
Аввв, так прекрасно все сложилось тт спасибо ♥
У меня, как всегда, нет адекватных слов хд

2014-01-13 в 12:10 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
KonaYuki, чонин как-то очень долго тормозил! но хорошо, что одумался) А то бы упустил свое счастье~
Спасибо, что прочитала! ♥

2014-01-14 в 02:42 

минхля
убей в себе кукушку
несмотря на то, что я больше люблю без памяти влюбленного чонина, мне так же нравится самоотдача кенсу, не требующего ничего взамен. хоть и хочется и вся история такая жизненная, про много лет этой самой самоотдачи и вроде уже и сам не понимал, почему так жил, просто чонин. и иногда тупицам надо дать пинок чтобы что-то дошло сухо отличный пинок, такой милый и положительный, чунмен молодец люблю чунмена<3 кому же такой достанется теперь можно мне
мне понравилась атмосфера. начало было даже каким-то мистическим с этим домом и древом, и я все время ждала, что кто-то окажется демоном или вампиром, не знаю почему хд просто так напряженно было. и как будто с тем, что до чонина, наконец, дошло, кенсу избавился от этой опасности. а может просто от безответного одиночества. хорошо, все теперь хорошо, кенсу молодец, что остался, чонин молодец, что пришел. пусть будут счастливы теперь:3
интересное было чтение, спасибо.

2014-01-14 в 05:53 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
минхля, спасибо, Настя! Т_Т
и иногда тупицам надо дать пинок чтобы что-то дошло тут вообще без вариантов было, ккк
кому же такой достанется теперь можно мне вставай в очередь!!))

А счастливы обязательно будут! Все! ♥

2014-01-14 в 13:59 

Леопардовый Марсианин
а я с марса, ага (с.)
тт тт
Мне их всех жалко(( Но я рада за кайсу, что у них все наладилось)
Но все равно грусть-печаль и бедный Чунмён тт тт

Saki, :heart:

2014-01-14 в 14:30 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Леопардовый Марсианин, я надеюсь, что в будущем чунмён встретит кого-нибудь прекрасного ♥ и тоже будет обязательно счастлив!!

2014-01-14 в 23:41 

Grace
hey mama!
прекрасный, прекрасный кёнсу и его большое доброе сердце в руках немного тормозного чонина
как хорошо, что все наладилось у них! спасибо за текст С:

2014-01-15 в 04:19 

I-Know
В траве сидел кузнечик, но мы его не заметили, и тоже скурили!
Очень обаятельная история. Спасибо!

2014-01-15 в 08:50 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Hey Grayson, и его большое доброе сердце в руках немного тормозного чонина Чонину очень повезло, я считаю! Спасибо за отзыв! ♥
I-Know, рада, что тебе понравилась! *о*

2014-01-16 в 17:47 

[Sweetie Belle]
Космодесантники не отступают. И точка.
Они хорошие такие: и безумно милый Кёнсу, и дурень Чонин, и Чунмён, который немного добрая фея, и у которого, я уверена, все еще будет хорошо. И эта метафора с вкладами... Очень своеобразно и тепло получилось. Спасибо! :heart:

2014-01-16 в 17:58 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Diath Shehn, я тоже надеюсь, что у Чунмёна все сложится! ♥ Спасибо!! *о*

2014-01-19 в 17:56 

KetiLuna
"The mind of the subject will desperately struggle to create memories where none exist..." — R. Lutece, 1889.
Самое главное, что в конце все хорошо :heart: у Кёнсу, который наконец-то получил свою отдачу, и у Чонина, до которого наконец-то дошло. И у Чунмёна тоже все хорошо будет, я верю, что у такого не может быть не хорошо :heart::heart:
Спасибо за такой отличный фик!
а еще меня очень задела метафора с вложениями, и спасибо за нее отдельно, правда.

2014-01-19 в 18:01 

Saki
caught a lite sneeze dreamed a little dream made my own pretty hate machine (с)
Keti-Luna, спасибо большое за отзыв! ♥
меня очень задела метафора с вложениями, и спасибо за нее отдельно, правда. давно хотела применить подобное сравнение в фике) и рада, что представился такой случай)

   

You can remember tomorrow. I’ll remember all of our yesterdays.

главная